История СССР
страницы воинской доблести
«Трасса жизни»
ИСТОРИЯ в/ч п.п. 41447
( 1461-й Отдельный Трубопроводный Батальон )

С активизацией боевых действий Ограниченного контингента войск Советской Армии в Афганистане потери автомобильных средств заправки и транспортировки горючего стали составлять от 30 до 40% общего среднегодового выхода техники из строя. При этом более 10% техники выводилось из строя от боевых потерь. К тому же значительно увеличилось потребление горючего, особенно керосина авиацией.

В течение 1980-1984 годов полевой магистральный трубопровод, проложенный по маршруту Термез - Хайратон - Пули-Хумри - Баграм, хорошо зарекомендовал себя в ходе военных действий. Потери горючего по трубопроводу от боевых повреждений составляли всего 3-5%. Полевой магистральный трубопровод сберегал жизни людей, прежде всего водителей.

Во второй половине 1984 года было принято решение о прокладке нового трубопровода в одну линию диаметром 150 мм по маршруту Кушка - Турагунди - Шинданд (там находился крупный военный аэродром).

30 ноября 1984 года из Киевского военного округа прибыл и был включен в состав войск 40-й армии 1461-й отдельный трубопроводный батальон (войсковая часть полевая почта 41447). Местом дислокации командного пункта батальона был определен город Герат.

Вспоминает участник тех событий солист группы «Голубые береты» Юрий Слатов:

«Я служил в автомобильных войсках, объездил всю страну. Кабина "Камаза" стала для меня и кабинетом, и спальней. В начале декабря восемьдесят четвертого мы ушли в необычный рейс: прокладывать трубу от Кушки до Шинданда (топлива катастрофически не хватало, особенно авиации. Вот и решили протянуть трубопровод на 200 километров)...» Читать далее

Вспоминает участник тех событий бывший воин-трубопроводчик Игорь Макшанов:

«Батальон формировали в городе Смела Черкасской области Украинской ССР, где многие из нас и начинали службу. Потихоньку присылали личный состав из разных частей и подразделений до полного комплекта. Перед поездкой с нами, как обычно, поработал особый отдел. После чего многие отсеялись...» Читать далее

Вспоминает участник тех событий командир 2-й трубопроводной роты Олег Марков:

«1-я трубопроводная рота батальона формировалась на базе в/ч 52886 в городе Смела Черкасской области Украинской ССР (Киевский военный округ).

2-я и 3-я роты зародились в конце октября 1984 года в с.Щерчево Пружанского района Брестской области Белорусской ССР на базе в/ч 51976 и влились в состав батальона в городе Смела. До середины октября роты укомплектовывались личным составом, производилось их боевое слаживание, накапливались материальные средства и оборудование, которое должны были взять с собой в ДРА, проводились строевые смотры...» Читать далее

Вспоминает участник тех событий командир батальона Евгений Анатольевич Антонюк:

«...Перемещение батальона к месту назначения (без комплектов трубопровода) было осуществлено двумя эшелонами, и 30 ноября 1984 года мы сосредоточились на начальном пункте трубопровода. В этот же район, еще до нашего прибытия, было доставлено два комплекта ПМТП-150. В течение пяти суток трубопровод и вся специальная техника были подготовлены к развертыванию, которое началось 14 декабря 1984 года. Трубы были вывезены в три пункта временного складирования.

В течение 10 суток было проложено 220 км трубопровода от окружного до армейского склада горючего, а 3 января 1985 г. топливо было подано на конечный пункт. Из-за низких температур в этот период гидравлическое испытание и опрессовка трубопровода проводились перекачиваемым топливом по участкам от одной насосной станции к другой в процессе заполнения линии.

Трасса трубопровода проходила вдоль автомобильной дороги и преодолевала два перевала: 1580 и 1724 м (Рабати-Мирза и Харсанг - прим.админа). Для перекачки горючего было развернуто 22 насосные станции из спаренных установок ПНУ-100/200М. Управление работой трубопровода и руководство подразделениями осуществлял командный пункт батальона и три пункта управления эксплуатационных рот. Как автомобильная дорога, так и развернутый вдоль нее трубопровод находились в зоне ответственности мотострелковой дивизии (От Турагунди до Герата – 101-й МСП, от Герата до Шинданда – 12-й МСП - прим.админа). Подразделений дорожно-комендантской службы на этом направлении не было. Охрана трассы осуществлялась сторожевыми заставами и отдельными постами, выставляемыми на дневное время. Впоследствии они были совмещены с нашими насосными станциями. На каждую насосную станцию для усиления боевых возможностей было выделено от мотострелковых подразделений по одному бронетранспортеру или боевой машине пехоты.

Ежемесячно перекачка топлива по трубопроводу велась 20—25 суток. Производительность составляла 1500—2000 т/сут, боевые потери — от 2 до 5%.

В процессе эксплуатации трубопровода пришлось решать много вопросов по организации тылового, технического и медицинского обеспечения личного состава, управления и связи, взаимодействия с мотострелковыми подразделениями.

Эксплуатация трубопровода протяженностью 220 км (практически — полтора батальонных комплекта) осложнялась недостаточной численностью личного состава, автомобилей и бронетехники. Для управления перекачкой горючего пришлось обучать и привлекать офицеров управления (начальников финансовой, вещевой и продовольственной служб, секретаря комсомольской организации и др.), потому что инженер по развертыванию и эксплуатации трубопровода и помощник начальника штаба физически не могли такое длительное время нести дежурство. Другого выхода в тех условиях не было.

Однако многие проблемы в течение полугода были решены на месте командованием и начальником тыла 40-й армии А.К.Жуковым.

Нам было дополнительно выделено 5 автомобилей КамАЗ-5320 для подвоза материальных средств, две БРДМ-2 и восемь БТР-60П для организации патрулирования по трассе трубопровода. Эта техника была распределена между ротами, что в дальнейшем дало возможность успешно решать все вопросы боевой деятельности батальона. Помогало нам и командование мотострелковой дивизии, выделяя из своего резерва 40—50 человек, которые распределялись по гарнизонам насосных станций...

С первых дней пребывания в Афганистане командование батальона уделяло первоочередное внимание обустройству гарнизонов насосных станций, пунктов управления рот, командного пункта, их тыловому и медицинскому обеспечению. Особое внимание было уделено организации питания личного состава. В гарнизоне каждой насосной станции имелась малогабаритная кухня МК-10 с комплектом термосов ЦВ-4 для создания и хранения запасов воды со средствами обеззараживания и очистки, отдельные бачки для дезинфекции посуды и кухонного инвентаря. В батальоне было составлено типовое меню-раскладка, согласно которому на каждый гарнизон доставлялись продукты на 7 суток.

На командном пункте батальона и пунктах управления рот были развернуты кухни КП-125 с соответствующим комплектом оборудования, имелись прицеп-цистерны ЦВ-1,2 для воды с теплоизоляционным кожухом, а для выпечки хлеба — полевые хлебопекарни ЛИ-6. Выпечка хлеба проводилась в каждой роте из расчета двухсуточной потребности и доставлялась в гарнизоны насосных станций старшинами рот.

К концу 1985 г. в гарнизонах своими силами были построены помещения для личного состава, столовые, кладовые, бани.

Контроль над санитарным состоянием пунктов питания, личной гигиеной поваров и хлебопеков, содержанием складов с продовольствием производился командованием и врачом батальона постоянно, особое внимание уделялось соблюдению военнослужащими личной гигиены, содержанию в надлежащем порядке, с проведением необходимых профилактических мероприятий территории размещения гарнизонов, помывке личного состава. Стирка белья, постельных принадлежностей, спецодежды проводилась на пунктах управления рот на командном пункте батальона, для чего округом были выделены стиральные машины «Сибирь». Электроэнергия для этих и других потребителей, в том числе телевизоров на пунктах управления рот, подавалась от дизельных станций, входящих в комплекты тропосферных станций связи.

Своевременные профилактические мероприятия, включая различные прививки, контроль за соблюдением питьевого режима и питания ... дали возможность сохранять здоровье личного состава, значительно снизить заболеваемость и повысить работоспособность, также боевую деятельность подразделений.

Ежедневный контроль над состоянием техники и ее обслуживание осуществляли командиры и старшие техники рот, в совершенстве знающие ее. Благодаря ним ... никаких срывов или прекращения перекачки по трубопроводу за весь период не было.

Весь комплекс перечисленных мероприятий постоянно совершенствовался, приобретенный опыт накапливался и передавался вновь прибывающим офицерам, прапорщикам, сержантам и солдатам. Командир роты О.А.Марков составил памятку с ответами на все вопросы жизнедеятельности роты.

Тактика воздействий бандформирований на трубопровод постоянно менялась. Один из приемов состоял в следующем. Трубопровод повреждался (подрыв, прострелы, поджог горючего), а по обе стороны от этого места устраивались засады. Они не давали патрульно-аварийным командам приблизиться к месту повреждения и устранить его. Приходилось обращаться за помощью к мотострелкам, ликвидировать засады, и только после этого можно было восстановить работоспособность трубопровода.

Иногда выводились из строя целые участки линии путем прострела до десятка и более труб и установкой мин. Этим затягивалось время устранения повреждений (замены труб) на этих участках. Приходилось просить помощь по усилению охраны на время проведения ремонта. Было много и других ухищрений и вариантов, и нам необходимо было постоянно что-то менять, действовать в зависимости от конкретно сложившейся обстановки.

Долгое время спорным и трудно решаемым с мотострелками и даже с вышестоящим командованием был вопрос определения количества потерь при различного рода диверсиях и повреждениях на трубопроводе. На каждый случай повреждения составлялся акт, который подписывали обе стороны (мы и охранявшая сторона). Поэтому каждый защищал себя и доказывал, что в этом вина другой стороны. Виновных же ежемесячно в приказах наказывали за плохое состояние охраны, в том числе и материально.

Чтобы как-то узаконить временные и количественные нормы потерь при различных видах повреждений трубопровода в реальных условиях боевой обстановки, были проведены практические исследования этих норм потерь в 276-й ТПБр, а затем нормы потерь были утверждены командующим армией. С получением такого документа мы вместе с командирами мотострелковых подразделений и начальниками насосных станций провели инструкторские занятия, и после этого все споры по данным вопросам прекратились, а солдаты мотострелковых подразделений даже стали оказывать помощь патрульно-аварийным командам — устранять аварии и тушить пожары, которые возникали в 70% случаев повреждений трубопровода.

В трудных климатических условиях Афганистана (пыльные бури, температурные изменения, перепады давления на перевалах и др.) трубопроводная техника показала высокую надежность, прочность и работоспособность при условии грамотного ее технического обслуживания и эксплуатации. Насосные станции работали по 20—25 суток в месяц, трубы и арматура летом в дневное время прогревались до такой температуры, что нельзя было коснуться их рукой.

За два года эксплуатации ПМТП-150 лишь небольшое количество соединений труб пришлось перебрать и заменить детали из-за капельных подтеканий. А трубы заменялись лишь там, где были значительные повреждения (пулевые прострелы, подрывы, наезды бронетехники)...

Об эффективности работы трубопроводной техники можно судить по длительности ее эксплуатации в тех тяжелых условиях.

Что касается вопросов использования и дальнейшего развития трубопроводных войск, то, на мой взгляд, необходимо совершенствовать такую структурную единицу как батальон, который может быть использован даже в обстановке конфликтов, происходящих сегодня в мире. Но ему нужно придать большую автономность, перевооружить современной техникой и специальным оснащением, позволяющим самостоятельно решать все вопросы развертывания, охраны и обороны, инженерного оборудования трассы и объектов жизнеобеспечения...»

СССР 1922-1991