История СССР
страницы воинской доблести
«Афганский опыт»
ИСТОРИЯ в/ч п.п. 38021
( 14-й Отдельный Трубопроводный Батальон -
- 276-я Трубопроводная Бригада )

Самым серьезным экзаменом для трубопроводных войск стала служба в Афганистане. Советские соединения, части и подразделения были рассредоточены тогда практически на всей территории страны, площадь которой почти в два раза больше площади Франции.

Ограниченному контингенту войск Советской Армии в Афганистане требовалось около 80 тыс.тонн различных материальных средств в месяц. При этом на горючее приходилось почти 70%.

Так уже в самом начале действий войск в Афганистане встал вопрос о сооружении полевого магистрального трубопровода повышенной производительности (ПМТП) для подачи горючего войскам. (Отрывок из фильма «Афганистан — артерия жизни» (38021 - история создания) продолжительностью 03:37 можно посмотреть во всплывающем окне или КИНОЗАЛе).

В конце января 1980 года были развернуты три линии ПМТП-150 (по 15 км каждая) через реку Амурдарья от перевалочной базы горючего ТуркВО (г.Термез, СССР) до отделения склада горючего (г.Хайратон, ДРА), вошедшего в состав перевалочной базы горючего ТуркВО.

Вспоминает участник тех событий бывший первый заместитель начальника Центрального управления ракетного топлива и горючего Минобороны генерал-майор К.Г.Шеин:

«2 января 1980 г. начальник Центрального управления ракетного топлива и горючего Минобороны генерал-полковник В.В.Никитин приказал начальнику оперативной группы подобрать 2-3 офицеров, имеющих опыт эксплуатации магистральных трубопроводов в горах. Выбор пал на подполковника Г.Хомуськова и майора Б.Каграманьяна. Их вызвали в управление. Но при передаче телефонограммы произошла ошибка - вместо Каграманьяна назвали: "Шиян", а дежурный, зная офицеров бригады, уточнил: "Шеин". Ошибка вскоре выяснилась, но менять ничего не стали, так как опыта и майору Шеину было не занимать. Тем более для выполнения задачи время было ограничено. Уже 4 января 1980 г. я получил командировочное удостоверение и задачу немедленно убыть в Термез, где необходимо было организовать развертывание полевого магистрального трубопровода с форсированием реки Амударья на участке Термез - Хайратон...» Читать далее

Во второй половине апреля 1980 года начались работы по разведке и подготовке к прокладке трубопровода по территории Афганистана. Строительство магистрали началось в мае, а в июне - проложена первая линия трубопровода ПМТП-150 для обеспечения подачи авиационного керосина от отделения склада горючего (г.Хайратон) до склада горючего БрМО (10 км южнее г.Пули-Хумри) протяженностью 254 км.

Строительство и эксплуатация трубопровода осуществлялись силами 14-го Отдельного Трубопроводного Батальона (войсковая часть полевая почта 38021), переведенного из ГСВГ.

Вспоминает участник тех событий бывший воин-трубопроводчик Сергей А.:

«Моя служба в Советской Армии началась весной 1980 года. 16-го апреля в составе молодого пополнения прибыл в Группу Советских Войск в Германии, в войсковую часть полевая почта 65515 – 14-й Отличный отдельный трубопроводный батальон 1-й бригады, в город Фюрстенвальде-на-Шпрее. Часть размещалась в военном городке там, где в годы Второй Мировой квартировала одна из частей гитлеровской танковой дивизии "Мёртвая голова"...» Читать далее

ПМТП в Афганистане сберегал жизни людей, прежде всего водителей. Потери автомобильных средств заправки и транспортировки горючего составляли от 30 до 40% общего среднегодового выхода техники из строя. Более 10% техники выводилось из строя от боевых потерь, а потери горючего по трубопроводу составляли всего 3-5%.

Вспоминает участник тех событий бывший воин-трубопроводчик Александр Никишин:

«В ряды Вооруженных Сил меня призвали 10 мая 1980 года. Служба началась в Горьковской области, в учебном трубопроводном батальоне службы горючего, где за полгода мы, новобранцы, должны были стать классными специалистами.

Мне повезло, нашему призыву довелось испытывать новый полевой магистральный трубопровод большой производительности ПМТБ-200. Опыт прокладки трубопровода и устранения неисправностей позже пригодился во время дальнейшей службы в Афганистане...» Читать далее

Декабрь81 / Прокладка ПМТП-100 Хайратон - Пули-Хумри
Декабрь81 / Прокладка ПМТП-100 Хайратон - Пули-Хумри
Декабрь81 / Прокладка ПМТП-100 Хайратон - Пули-Хумри

С активизацией боевых действий и увеличением потребления горючего в декабре 1981 года в направлении Хайратон - Пули-Хумри была проложена вторая линия трубопровода ПМТП-100 для обеспечения подачи дизельного топлива.

В 1982 г. возникла необходимость сооружения еще одной линии ПМТП-100 по маршруту Пули-Хумри - Баграм, которая была развернута в августе от склада горючего БрМО (10 км южнее г.Пули-Хумри) до отделения склада горючего в г.Баграм. Протяженность трубопровода составила 184 км.

В соответствии с Директивой Генерального Штаба (№314/8/0547 от 30.07.1982г.) 28 августа 1982 года на базе 14-го Отдельного Трубопроводного Батальона была сформирована 276-я Трубопроводная Бригада с дислокацией управления в Килагайской долине близ г.Пули-Хумри.

Вспоминает участник тех событий офицер-трубопроводчик полковник В.В.Михайлов: (ссылка на источник)

«В Афганистане мне довелось командовать трубопроводной ротой с апреля 1982 по май 1984 года.

Трубопроводная часть, в которой служил я, в июне 1980 года развернула трубопровод от склада горючего в городе Хайратон до склада горючего в городе Пули-Хумри протяженностью 254 км, а в сентябре 1982 года – от Пули-Хумри до города Баграм протяженностью 184 км.

Трубопроводчики в круглосуточном режиме обеспечивали бесперебойную работу трубопровода. По всей трассе трубопровода, в зависимости от сложности рельефа местности, на удалении в 5–10 км располагались гарнизоны насосных станций, на которых были установлены передвижные насосные установки, обеспечивающие перекачку горючего по трубопроводу с производительностью до 2 тыс. тонн в сутки.

В расположении гарнизона насосных станций находилось шесть-семь военнослужащих. Они следили за режимом работы насосных установок, вели инженерное оборудование территории гарнизона, в случае диверсии или аварии на трубопроводе выезжали на трассу для их ликвидации.

Условия несения службы были тяжелыми. Кроме обстрелов душманами гарнизонов насосных станций и трубопровода, военнослужащие находились под постоянным страхом укусов змей и фалангов, люди заболевали тифом и гепатитом.

С развертыванием трубопровода личному составу каждого гарнизона НС выдавали только палатку на 10 чел., 2 бухты колючей проволоки и 6 столбов. Конечно, открытый участок местности и брезентовая палатка от пуль душманов, от змей, фалангов и скорпионов не спасут. Поэтому с первого дня личный состав приступал к инженерному оборудованию гарнизона: окапыванию с целью защиты насосных установок и строительству жилья из камней.

Для охраны трубопровода вдоль дорог выставлялись мотострелковые подразделения. Согласно приказу командующего 40-й армии, на аварию или диверсию на трубопроводе личный состав гарнизона НС должен был выезжать под прикрытием БТР мотострелкового подразделения, в зоне ответственности которого находится этот участок. Однако так получалось далеко не всегда, и нам, несмотря на постоянные обстрелы душманами, приходилось ликвидировать диверсии на трубопроводе круглосуточно, без прикрытия, без касок и бронежилетов, полагаясь лишь на собственные автоматы. Тем не менее с задачей справлялись: потери топлива были минимальными. Одним словом, по моему мнению, трубопроводные подразделения были самыми боевыми и бесстрашными.

Душманы не раз испытывали трубопроводчиков на прочность. Расскажу лишь один из случаев. Моя рота обслуживала 63 километра трассы трубопровода от склада горючего в долине Келагай (НС-25) до населенного пункта Чаугани /Хинджан/ (НС-33). Трассу трубопровода охраняли 4 мотострелковые роты. Напротив гарнизона НС-26 располагался кишлак Сангсулах. С обратной стороны кишлака было ущелье, по которому ночью приходили душманы и грабили местных жителей. В один из дней в гарнизон пришли дехкане с просьбой защитить их. Была заключена договоренность: если в кишлаке собаки поднимали лай, мы открывали огонь по ущелью трассирующими пулями.

Так и стали действовать. Душманы перестали терроризировать жителей кишлака. В знак благодарности дехкане приносили нам фрукты и плов.

Разумеется, душманам это не понравилось. И однажды ночью часовой гарнизона услышал за спиной шаги. Обернувшись, он увидел в свете луны подходящего к ограждению гарнизона человека в форме советского офицера. На окрик «Стой! Кто идет?» человек продолжал двигаться к проволочному ограждению гарнизона. И только по команде «Стой! Стрелять буду!», он остановился. Затем из темноты вышел афганец с автоматом и сказал часовому, что, заступаясь за местное население, гарнизон мешает душманам их грабить. И пригрозил: «Либо переместитесь в другое место, либо не мешайте нам!» После чего «гости» растворились в темноте.

Начальник гарнизона (сержант) услышав, что в темноте кто-то разговаривает, вышел из домика и увидел уходящих душманов. Гарнизон был поднят по тревоге, открыл огонь, но противник успел скрыться.

Через несколько дней начальник особого отдела сообщил, что была пресечена попытка вырезать личный состав гарнизона. К нам подходил китайский инструктор, переодетый в форму советского офицера. После этого случая мотострелковые взводы, охранявшие трассу трубопровода, были немедленно размещены поблизости. С тех пор попыток проникнуть на территорию гарнизонов не было, но продолжались обстрелы из автоматов, пулеметов и даже гранатометов.

Однажды по графику начальник гарнизона НС-26 перед наступлением темноты совершал патрулирование своего эксплуатационного участка с аварийной командой на автомобиле КамАЗ. Проехав в одну сторону и не обнаружив аварий и диверсий на трубопроводе, группа возвращалась в гарнизон. И когда проезжали мимо разрушенного кишлака Чихилькапайи-Лархау из-за руин по автомобилю выстрелили из гранатомёта. От взрыва автомобиль перевернулся и загорелся, начальник гарнизона (сержант) был ранен в живот. Всего в машине было 4 человека: начальник гарнизона, водитель и 2 солдата аварийной команды. От взрыва все были немного контужены, сержант ранен, а до ближайшего поста прикрытия - 3 км. Душманы попытались бойцов окружить и взять в плен. Двое солдат взяли и понесли раненого сержанта, а водитель, ведя стрельбу по душманам, прикрывал отход своей группы. Вполне возможно эти 3 км аварийной команде не довелось бы преодолеть и попали бы в плен, если бы на проводимую стрельбу не откликнулись мотострелки, которые на двух БТРах своевременно подоспели. Сержанта отправили в военный госпиталь, через несколько месяцев он прибыл в свой же гарнизон для прохождения дальнейшей службы.

В моей роте за 2 года службы трое погибло, пятеро было ранено. В других трубопроводных ротах потери были больше. Хочется склонить голову перед теми, кто погиб при выполнении своих служебных обязанностей и поблагодарить всех, кто проходил службу в республике Афганистан. Все они остались в наших сердцах. Вечная им память и слава!»

В мае 1984 г. от склада горючего БрМО (10 км южнее г.Пули-Хумри) до отделения склада горючего в г.Баграм была проложена вторая линия трубопровода ПМТП-100, что позволило организовать практически бесперебойное одновременное снабжение войск 40-й армии авиационным керосином и дизельным топливом.

В течение августа-сентября 1984 года на участке от отделения склада горючего (г.Хайратон) до склада горючего БрМО (10 км южнее г.Пули-Хумри) была произведена замена линии трубопровода ПМТП-100 на трубопровод ПМТП-150.

Вспоминает участник тех событий бывший воин-трубопроводчик поэт Сергей Багланский:

«Янтарно-жёлтые барханы, сомлев под солнечным огнём,

Словно могильные курганы, дремали мирно день за днём,

Покуда не настало время. Но в лето нить оборвалась,

Покорности низвергнув бремя, пустыня гневом налилась...» Читать далее

Вспоминает участник тех событий офицер-трубопроводчик полковник Д.И.Мельников:

«В 1982 году я закончил Ульяновское высшее военно-техническое училище и после года службы командиром взвода учебного трубопроводного батальона подал рапорт о направлении меня в Афганистан. В октябре 1983 года прибыл в Кабул и сразу столкнулся с суровой афганской действительностью...» Читать далее

.............................................................................................................

Период 1987-1989гг. ознаменовался подготовкой к Выводу 40-й армии из Афганистана. В связи с этим кратно возросло внутриполитическое напряжение в стране. Трасса трубопровода в первую очередь ощутила на себе все усиление этого напряжения.

Два направления в работе трубопровода сразу потребовали серьезного внимания и были выделены как главные - это совершенствование диспетчерской службы и защита гарнизонов. Причем нужно было не просто улучшить эти направления, а кардинально поднять на уровень, отвечающий изменившейся обстановке.

Вспоминает участник тех событий "последний трубопроводный комбриг" полковник С.Н.Коваленко:

«Сложно писать самому воспоминания об Афганистане. Интересными для чтения не напишешь - надо иметь склонность к этому. Интересными для анализа и оценки коллегами и специалистами - трудно разложить по «полочкам» весь материал, выделить наиболее важное, существенное. Ведь каждого читателя интересует что-то свое, связующее его лично с этой темой. К тому же, обобщенный материал за Афганистан изложен достаточно хорошо в историческом очерке «Трубопроводным войскам 50 лет». Учитывая это, перед собой ставлю задачу в настоящих воспоминаниях дать новый информационный материал"...» Читать далее

СССР 1922-1991