История СССР
страницы воинской доблести
«Афганский опыт»
ИСТОРИЯ в/ч п.п. 38021
( 14-й Отдельный Трубопроводный Батальон -
- 276-я Трубопроводная Бригада )

Самым серьезным экзаменом для трубопроводных войск стала служба в Афганистане. Советские соединения, части и подразделения были рассредоточены тогда практически на всей территории страны, площадь которой почти в два раза больше площади Франции.

Ограниченному контингенту войск Советской Армии в Афганистане требовалось около 80 тыс.тонн различных материальных средств в месяц. При этом на горючее приходилось почти 70%.

Так уже в самом начале действий войск в Афганистане встал вопрос о сооружении полевого магистрального трубопровода повышенной производительности (ПМТП) для подачи горючего войскам. (Отрывок из фильма «Афганистан — артерия жизни» (38021 - история создания) продолжительностью 03:37 можно посмотреть во всплывающем окне или КИНОЗАЛе).

В конце января 1980 года были развернуты три линии ПМТП-150 (по 15 км каждая) через реку Амурдарья от перевалочной базы горючего ТуркВО (г.Термез, СССР) до отделения склада горючего (г.Хайратон, ДРА), вошедшего в состав перевалочной базы горючего ТуркВО.

Вспоминает участник тех событий бывший первый заместитель начальника Центрального управления ракетного топлива и горючего Минобороны генерал-майор К.Г.Шеин:

«2 января 1980 г. начальник Центрального управления ракетного топлива и горючего Минобороны генерал-полковник В.В.Никитин приказал начальнику оперативной группы подобрать 2-3 офицеров, имеющих опыт эксплуатации магистральных трубопроводов в горах. Выбор пал на подполковника Г.Хомуськова и майора Б.Каграманьяна. Их вызвали в управление. Но при передаче телефонограммы произошла ошибка - вместо Каграманьяна назвали: "Шиян", а дежурный, зная офицеров бригады, уточнил: "Шеин". Ошибка вскоре выяснилась, но менять ничего не стали, так как опыта и майору Шеину было не занимать. Тем более для выполнения задачи время было ограничено. Уже 4 января 1980 г. я получил командировочное удостоверение и задачу немедленно убыть в Термез, где необходимо было организовать развертывание полевого магистрального трубопровода с форсированием реки Амударья на участке Термез - Хайратон...» Читать далее

Во второй половине апреля 1980 года начались работы по разведке и подготовке к прокладке трубопровода по территории Афганистана. Строительство магистрали началось в мае, а в июне - проложена первая линия трубопровода ПМТП-150 для обеспечения подачи авиационного керосина от отделения склада горючего (г.Хайратон) до склада горючего БрМО (10 км южнее г.Пули-Хумри) протяженностью 254 км.

Строительство и эксплуатация трубопровода осуществлялись силами 14-го Отдельного Трубопроводного Батальона (войсковая часть полевая почта 38021), переведенного из ГСВГ.

Вспоминает участник тех событий бывший воин-трубопроводчик Сергей А.:

«Моя служба в Советской Армии началась весной 1980 года. 16-го апреля в составе молодого пополнения прибыл в Группу Советских Войск в Германии, в войсковую часть полевая почта 65515 – 14-й Отличный отдельный трубопроводный батальон 1-й бригады, в город Фюрстенвальде-на-Шпрее. Часть размещалась в военном городке там, где в годы Второй Мировой квартировала одна из частей гитлеровской танковой дивизии "Мёртвая голова"...» Читать далее

ПМТП в Афганистане сберегал жизни людей, прежде всего водителей. Потери автомобильных средств заправки и транспортировки горючего составляли от 30 до 40% общего среднегодового выхода техники из строя. Более 10% техники выводилось из строя от боевых потерь, а потери горючего по трубопроводу составляли всего 3-5%.

Вспоминает участник тех событий бывший воин-трубопроводчик Александр Никишин:

«В ряды Вооруженных Сил меня призвали 10 мая 1980 года. Служба началась в Горьковской области, в учебном трубопроводном батальоне службы горючего, где за полгода мы, новобранцы, должны были стать классными специалистами.

Мне повезло, нашему призыву довелось испытывать новый полевой магистральный трубопровод большой производительности ПМТБ-200. Опыт прокладки трубопровода и устранения неисправностей позже пригодился во время дальнейшей службы в Афганистане.

Про Афганистан я узнал вечером 9 ноября, когда нас, 30 человек, бывших курсантов, а отныне - классных специалистов трубопроводных войск, построили перед вечерней поверкой и объявили, что нам выпала честь продолжить службу в Туркестанском военном округе в составе Ограниченного контингента советских войск.

10 ноября мы прибыли в московский аэропорт Домодедово. Из аэропорта я позвонил своим братьям, которые жили в Москве. Примерно за полтора часа до отлета братья приехали в аэропорт. На прощание мы договорились: родителям они скажут, что я улетел служить в Германию, чтобы не расстраивать их.

Рано утром 11 ноября наш самолет приземлился в аэропорту города Душанбе - столицы Таджикистана. Спустились по трапу в шинелях и шапках, поскольку в Москве было около 10 градусов мороза. А здесь - плюс 18!!! На военном автомобиле ГАЗ-66 нас отвезли на железнодорожный вокзал, и рано утром 12 ноября мы прибыли в приграничный узбекский город Термез. После отметки в комендатуре о прибытии в погранзону, нас погрузили в такой же ГАЗ-66 и отвезли на пересылочный пункт, где в течение пяти дней использовали в качестве рабочей силы на разгрузке вагонов.

На шестой день, на разводе на работы, к нам подошел какой-то капитан и спросил, что это за войска у нас такие - эмблемы интересные. Наш сержант сказал ему, кто мы такие, куда должны следовать, и что делаем здесь. «Разгон», который он устроил сопровождавшему нас офицеру, заканчивался словами: «Они специалисты! Их в Афгане ждут! А они у вас мешки таскают! Чтоб через час их здесь не было!» Кем был этот капитан, нам неизвестно, но через час нас рассадили по машинам отправляющейся в Афганистан автоколонны, и мы отправились в путь.

Во второй половине дня, пройдя формальную проверку на границе, автоколонна пересекла по понтонному тогда еще мосту реку Аму-Дарью и остановилась на ночевку в районе приграничного афганского города Хайратон. Утром колонна тронулась в глубь Афганистана.

Я ехал в кабине машины, водитель которой был одного призыва со мной. Вначале дорога пролегала по пустыне. Вдалеке, прямо по курсу виднелись горы, затем дорога повернула налево и пошла параллельно горам. Проехав город Ташкурган, колонна втянулась в ущелье. Здесь водитель отдал мне свой автомат и сказал, чтобы я в случае чего стрелял. На вопрос «Куда стрелять?», - он ответил: «Все равно куда, только стреляй». Стрелять не пришлось. Колонна прошла спокойно, не считая одного эпизода, когда при подъеме на малый перевал Мирза-Атбели головную часть колонны обстреляли издалека. В ответ БТР сопровождения дал несколько очередей, и обстрел прекратился.

Вечером мы прибыли в советский военный городок, расположившийся в Килагайской долине, чуть южнее афганского города Пули-Хумри. Переночевали в расположении автомобильного батальона. А утром произошел казус: командир автомобильного батальона построил нас и сказал, что мы будем служить в его батальоне. Нас уже начали распределять по ротам, но тут появился майор с трубопроводными эмблемами, как в последующем выяснилось – заместитель командира 14-го отдельного трубопроводного батальона по технической части. Он в доступной форме объяснил командиру автомобильного батальона, что тот занимается самоуправством. Короче, посадил он нас в «Урал», и в сопровождении БТРа мы поехали в обратную сторону, в расположение командного пункта части, которая на полтора года стала родной.

Прибыв на командный пункт, нас в первую очередь накормили. Потом построили, и один из офицеров в звании старшего лейтенанта сказал, что ему нужны четыре добровольца. Шагнули четверо, в том числе и я. Старший лейтенант объяснил нам, как найти старшину для получения оружия и боеприпасов, потому что сейчас мы, в составе патрульно-аварийной команды, поедем в Саманган для устранения аварии на трубопроводе. Получив автоматы, патроны и по четыре гранаты, которые мы держали в руках впервые, и только чисто теоретически представляя как с ними обращаться, мы вернулись обратно эдакими «рэмбо». Стоим, ждем дальнейшей команды. Подходили ребята и спрашивали: «Куда это вас, молодых, зарядили?» Отвечали, что в какой-то Саманган, на устранение аварии. После чего они молча уходили, но спустя пару минут возвращались и отдавали нам, кто магазин с патронами, кто гранату со словами: «Если вернетесь - отдадите». После этого энтузиазма у нас заметно поубавилось. Правда, впоследствии оказалось, что эта фраза была дежурной.

Подъехал ГАЗ-66 с запасными трубами и два БТРа боевого прикрытия из мотострелкового батальона. Мы погрузились и поехали. По дороге получили подробную инструкцию, как себя вести в случае обстрела. Приехав на место, мы увидели искореженные трубы - нитку трубопровода. Как выяснилось, здесь был бой, в ходе которого был поврежден и трубопровод. Старший лейтенант приказал мне прикрывать ребят, приступивших к устранению повреждения, и взять под наблюдение развалины дома, которые находились метрах в 70-80 от места аварии. В случае обнаружения любого движения - стрелять. На мой вопрос: «Делать ли предупредительный выстрел в воздух?», - он ответил: «Здесь война, сынок». Устранив повреждение, мы вернулись на командный пункт батальона, где нас распределили по ротам.

Я попал служить в 1-ю эксплуатационную роту под командованием капитана Потанина. Впереди было много дней службы на афганской земле, которые вместили в себя и выезды на устранение последствий диверсий на трубопроводе, и обстрелы, и гибель товарищей, и госпиталь в Термезе, и многое другое. Но это был мой первый день службы в 14-м отдельном трубопроводном батальоне - войсковой части полевая почта 38021...»

Декабрь81 / Прокладка ПМТП-100 Хайратон - Пули-Хумри
Декабрь81 / Прокладка ПМТП-100 Хайратон - Пули-Хумри
Декабрь81 / Прокладка ПМТП-100 Хайратон - Пули-Хумри

С активизацией боевых действий и увеличением потребления горючего в декабре 1981 года в направлении Хайратон - Пули-Хумри была проложена вторая линия трубопровода ПМТП-100 для обеспечения подачи дизельного топлива.

В 1982 г. возникла необходимость сооружения еще одной линии ПМТП-100 по маршруту Пули-Хумри - Баграм, которая была развернута в августе от склада горючего БрМО (10 км южнее г.Пули-Хумри) до отделения склада горючего в г.Баграм. Протяженность трубопровода составила 184 км.

В соответствии с Директивой Генерального Штаба (№314/8/0547 от 30.07.1982г.) 28 августа 1982 года на базе 14-го Отдельного Трубопроводного Батальона была сформирована 276-я Трубопроводная Бригада с дислокацией управления в Килагайской долине близ г.Пули-Хумри.

Вспоминает участник тех событий офицер-трубопроводчик полковник В.В.Михайлов:

«В Афганистане мне довелось командовать трубопроводной ротой с апреля 1982 по май 1984 года.

Трубопроводная часть, в которой служил я, в июне 1980 года развернула трубопровод от склада горючего в городе Хайратон до склада горючего в городе Пули-Хумри протяженностью 254 км, а в сентябре 1982 года – от Пули-Хумри до города Баграм протяженностью 184 км...» Читать далее

В мае 1984 г. от склада горючего БрМО (10 км южнее г.Пули-Хумри) до отделения склада горючего в г.Баграм была проложена вторая линия трубопровода ПМТП-100, что позволило организовать практически бесперебойное одновременное снабжение войск 40-й армии авиационным керосином и дизельным топливом.

В течение августа-сентября 1984 года на участке от отделения склада горючего (г.Хайратон) до склада горючего БрМО (10 км южнее г.Пули-Хумри) была произведена замена линии трубопровода ПМТП-100 на трубопровод ПМТП-150.

Вспоминает участник тех событий бывший воин-трубопроводчик поэт Сергей Багланский:

«Янтарно-жёлтые барханы, сомлев под солнечным огнём,

Словно могильные курганы, дремали мирно день за днём,

Покуда не настало время. Но в лето нить оборвалась,

Покорности низвергнув бремя, пустыня гневом налилась...» Читать далее

Вспоминает участник тех событий офицер-трубопроводчик полковник Д.И.Мельников:

«В 1982 году я закончил Ульяновское высшее военно-техническое училище и после года службы командиром взвода учебного трубопроводного батальона подал рапорт о направлении меня в Афганистан. В октябре 1983 года прибыл в Кабул и сразу столкнулся с суровой афганской действительностью...» Читать далее

.............................................................................................................

Период 1987-1989гг. ознаменовался подготовкой к Выводу 40-й армии из Афганистана. В связи с этим кратно возросло внутриполитическое напряжение в стране. Трасса трубопровода в первую очередь ощутила на себе все усиление этого напряжения.

Два направления в работе трубопровода сразу потребовали серьезного внимания и были выделены как главные - это совершенствование диспетчерской службы и защита гарнизонов. Причем нужно было не просто улучшить эти направления, а кардинально поднять на уровень, отвечающий изменившейся обстановке.

Вспоминает участник тех событий "последний трубопроводный комбриг" полковник С.Н.Коваленко:

«Сложно писать самому воспоминания об Афганистане. Интересными для чтения не напишешь - надо иметь склонность к этому. Интересными для анализа и оценки коллегами и специалистами - трудно разложить по «полочкам» весь материал, выделить наиболее важное, существенное. Ведь каждого читателя интересует что-то свое, связующее его лично с этой темой. К тому же, обобщенный материал за Афганистан изложен достаточно хорошо в историческом очерке «Трубопроводным войскам 50 лет». Учитывая это, перед собой ставлю задачу в настоящих воспоминаниях дать новый информационный материал"...» Читать далее

СССР 1922-1991