Полевая почта 38021 Пули-Хумри
276-я Трубопроводная Бригада
1-й Трубопроводный Батальон
ЧИТАЛЬНЫЙ ЗАЛ
Ташкурган 10(6)ГНС
28 августа 1982 года - 9 февраля 1989 года

Ода «трубачам»

От Хайратона до Айбака

От Айбака до Доши


От Доши до Тоннеля

От Тоннеля до Баграма

По материалам сайта ordzho.com

Афганские дороги Александра Гринера. Часть 3. Часть 1. Часть 2.

(ссылка на источник: http://ordzho.com/...)

***************

- Но вот Афганистан позади. Когда Вы вернулись домой и как это было?

– Домой я попал не сразу, нужно было еще дослужить. Где-то до 23 февраля 1989 мы еще находились в Термезе. В этот период весь личный состав нашей бригады представили на награждение медалью "За боевые заслуги" за участие в процессе выведения войск.

(Выдержка из представления на награду Александра Гринера : "В период с 23 по 30 января 1989 года принимал активное участие в составе патрульно аварийной команды по восстановлению трассы трубопровода в районе перевала Саланг. н.п.Джабаль-Усарандж-Баграм при активном ведении боевых действий с бандитами оппозиции. Работали днем и ночью над устранением 91 диверсии, подвергались обстрелам 46 раз, вступали в бой 17 раз. Под огнем оппозиции заменили 906 метров трубопровода в сложных условиях горной местности при обильных снегопадах, чем обеспечили бесперебойную подачу горючего для вывода частей временного контингента Советских войск в Республике Афганистан. Вывод: За мужество и героизм, проявленные при выполнении боевых заданий командования достоин награждения медалью "За боевые заслуги" Командир 276 трубопроводной бригады полковник С.Коваленко.")

- И как, получили эту награду?

- До сих пор ожидаю (смеется). Может представление где-то потерялось, такой бардак везде уже был. Да и тогда это было уже не важно. Главное было живым вернуться. После Термеза нас самолетом перевезли в автономный округ Азейбарджана. Попал опять в автомобильный батальон в городе Нахичевань. Там тогда была достаточно непонятная ситуация (именно в этот период набирал силы конфликт в Нагорном Карабахе межу армянами и азейбарджанцами). Когда нас везли машинами на каждом перекрестке стояли посты, танки, боевые машины, солдаты в касках с оружием. Мы на это все смотрим и думаем: «А куда это нас привезли? Не успели от одной войны убежать, как сразу в другую». Вечером только легли спать, слышим пулеметные очереди. Мы как подскочили. Тогда нам и объяснили, что теперь все это обыденное явление. К счастью, долго там мне служить не пришлось. Кстати, за это время наш автобат умудрился занять второе место по стрельбе в дивизии (при себе говорила наша практическая афганская подготовка). И это за всю историю существования автомобильного батальона. На «дембель» я пошел уже 28 апреля.

Ехал сначала поездом Баку-Киев. Дал своей невесте телеграмму, в которой написал когда прибываю. Но забыл отметить номер вагона. В Днепропетровске выхожу с вокзала, а она стоит на лестнице ко мне спиной. Позвал, она вернулась. А здесь я, такой не по-зимнему загоревший…

В Орджоникидзе приехали на автобусе. В 35-ом микрорайоне вышли, там у меня брат жил, зашли к нему. На его машине поехали на работу к отцу (он тогда тоже в железнодорожном цехе работал на электричке). Брат говорит: «Сиди в машине, а я отца позову». Я же сижу, ожидаю. Вижу, идет отец, я вылезаю из машины. Он меня увидел и от неожиданности аж присел, потому что ноги не держали. Растерялся. Ну а там уже домой поехали, мать радостно шумит, на стол накрывает. Наверное, тогда только понял, что все осталось позади.

- Вы как-то сказали, что после Афганистана не захотели пойти работать в автотранспортном цехе комбината и решили стать железнодорожником.

– Да просто «накатался». Когда ты каждый день на трассе, то как бы не осторожничал, без неприятностей не обойтись. Есть вещи, о которых лишний раз просто вспоминать не хочется. Например, если на своем «КамАЗе» над пропастью зависаешь, и думаешь, что все. Или что то другое. Там каждый делал свое дело и каждый рисковал одинаково будь ты десантник, танкист, водители или трубопроводчик. К нам на фестиваль афганской песни «Перевал» приезжал из Донецка исполнитель Сергей Чичаев. Он мужик колоритный такой, в широкой шляпе-афганке выступает. Ну как то потом разговорились, кто и где служил, в какие года. Он как узнал, что я в трубопроводной бригаде водителем был, то вот так при всех шляпу свою снял и поклонился. Говорит мол, «сколько вам ребята в своих изолированных гарнизонах выдержать пришлось, чтобы горючка доставлялась, даже представить сложно». Или же помню историю. В нашем автобате была машина, которая по гарнизонам хлеб развозила. Обычный «ГАЗ» с алюминиевым кузовом, типичная хлебовозка. И че тому духу захотелось, но он с гранатомета по ней и пальнул. Граната прошла между водителем и прапорщиком, проткнула кабину и взорвалась уже в кузове. Этот прапорщик потом из осколка этой гранаты себе талисман сделал и при выходе всем журналистам его показывал., радостный такой был, все рассказывал как ему повезло. А ведь казалось бы, что героичного человек сделал – хлеб вез. Но ведь тоже рисковал, как и все мы.

– Скажите, если бы Вы могли прожить жизнь сначала и получить шанс не попасть в Афганистан, то им бы воспользовались?

– Не знаю… Недавно слышал по телевизору, что сегодня многие афганцы сознаются, что «когда были шурави было лучше". Тогда в той стране школы строились, электростанции. Американцы же сегодня их только бомбят.

Иногда тянет туда… Трассу свою помнишь, ущелье. Сниться часто. Не знаю… Просто это молодость, когда все только начинается и в которой тесно переплетается и плохое, и хорошее. И представить одно без другого просто невозможно. Мы были молодые и много над чем не задумывались. О будущем вообще тогда как-то не задумывались. Для меня Афганистан сегодня одновременно и далекий, и близкий. Знаете, в одной из песен группы «Контингент» есть такие слова «Мы оставили там свои души». И, наверное, действительно у каждого из нас там осталась часть души. Осталась навсегда.

*****************************

Афганистан 1979-1989