Полевая почта 38021 Пули-Хумри
276-я Трубопроводная Бригада
3-й Трубопроводный Батальон
ЧИТАЛЬНЫЙ ЗАЛ
Чарикар 48(44)ГНС
28 августа 1982 года - 9 февраля 1989 года

Ода «трубачам»

От Хайратона до Айбака

От Айбака до Доши


От Доши до Тоннеля

От Тоннеля до Баграма

Погодаев Сергей Геннадьевич.

Расшифрованный дневник. Часть 2 .Чарикарский блюз.

(ссылка на источник: http://artofwar.ru/...)

***************

15.01.87г.

Это называется "национальным примирением"!

20.00.Влетели трубачи - пробита труба. Выезжаю с ними на 400-ом. Проходим Лагмани. Справа, метров с двадцати, из-за вала вылетает граната, за ней - вторая.

Первая, с диким ревом, прошла между мной и люком, хищно шаркнув своим огненным хвостом по моей груди, оставив свой след на моих бровях и ресницах.

Вторая своим стабилизатором хлестанула меня по спине и ушла в "зеленку" за первой вслед.

В то же мгновенье из раструба третьего гранатомета ухнула еще одна и прошла над животами расположившихся на трансмиссии трубачей.

Все произошло мгновенно, и только после третьего выстрела из гранатомета из меня вырвался хрип: "Пушку вправо, огонь!".

Во время моей команды, успев вставить очередную гранату в раструб, выстрелил тот, что стрелял первым.

Четвертая граната прошла между люками моего танка, потому как он уже прошел некоторое расстояние.

Пока наводчик разворачивал башню, по танку было еще два пуска, но теперь гранаты ушли вверх.

Все это сопровождалось диким шквалом автоматно-пулеметного огня с обеих сторон.

Духи пытались огнем мести с танка людей, а трубачи со мной вместе не давали вести им прицельную стрельбу, заставляя "правоверных" утыкаться мордами в стылую землю, оберегая свои головы от пуль наших автоматов.

Выстрел из танкового орудия восстановил статус-кво.

Первый выстрел, как и обучались наводчики орудий, был произведен "лишь бы в ту сторону", второй и последующие снаряды уже уходили по назначению, в соответствии с моими целеуказаниями.

Вызываю "Пурпур" (КП нашего батальона): "Обстрел бронегруппы".

Эфир забит - в Джабалях воюет 177-й полк.

Над Джабалями зарево - там горят наливники, расположившиеся на ночь в "отстойнике".

В районе Баграма, судя по звукам эфира, тоже идет бой.

Звездное небо то и дело озаряется сполохами далеких разрывов, пунктиры трассирующих пуль разбегаются по небосклону как в Новогоднюю ночь.

Ощущаю весомое подрагивание сорокотонной громадины после каждого выстрела танкового орудия и на душе оседает тяжелое спокойствие - "снова выжили".

Над Джабалями далеко ввысь уходят протуберанцы взрывающихся наливников.

Огненные шары плавно надуваясь медленно вращаются, местами чернеют, и вдруг из своего нутра вновь выбрасывают наружу ярко-жёлтые языки пламени...

Через какое-то время доносится грохот взрыва... Там жарко...

На озаренной огнем дороге вижу идущий к нам 415-й танк.

Машина идет с гордо задранной вверх пушкой.

У меня все перехватило внутри - сожгут ведь!

Ору в эфир: - 415, стой! Пушку вправо, огонь!

От резкого торможения танк клюнул пушкой. Остановился. Что дальше? Да ничего! Стоит!

- Пятнадцатый, пушку вправо! Огонь!

Все также задранное вверх, орудие, судорожно дергаясь, начинает поворачиваться вправо. Кажется, я сейчас сам взорвусь:

- Пятнадцатый, пушку вниз! Что там за олух на месте наводчика!?

- Лейтенант Калин, - голосом наводчика орудия Гены Додонова отвечает эфир.

Засорять эфир всякой ерундой во время боя - это идиотизм, последствием которого может стать чья-либо смерть, поэтому приходится не только обороняться самому, но и исправлять ошибки человека, случайно надевшего офицерские погоны.

- 415-й, командиру принять на себя управление экипажем. Работать целеуказанием . Как понял?

- Понял 415-й.

С этого момента все пошло как по маслу. Взаимодействие с 415-м танком было налажено. Теперь участок "зеленки", из которого духи вели обстрел нашей машины, был под перекрестным огнем.

Не думаю, что кому-то удалось уйти, если духи уже не ушли кяризами.

После обработки местности мы двинулись в сторону Чарикара искать пробой на трубопроводе. Обнаружив его, трубачи под прикрытием двух танков заменили поврежденную трубу.

После этого мы вошли в Чарикар. На центральной площади города я остановил колонну и вышел из машины, вызвав командира 415-го.

Ко мне бежал Додонов.

- В чем дело, Геннадий?

- Товарищ старший лейтенант, лейтенант Калин сразу занял мое место. Времени на обсуждение его действий у меня не было. Мы слышали выстрелы из гранатомета.

- Хорошо, иди на свое место. В случае обстрела берешь управление экипажем на себя. Мои команды выполнять безоговорочно. Вопросы?

- Никак нет.

- Вперед!

Около 415-го танка топтался Женя Калин. Тогда я не сказал ему не слова. Подобный случай был далеко не первым.

Однажды, во время ночного обстрела танк под его управлением чуть не уехал к духам в "зеленку". Тогда Александр Иванович Федорашко - наш начальник штаба все-таки не удержался и съездил нерадивому офицеру по физиономии, о чем долго переживал и не любил вспоминать тот случай.

По возвращении на заставу мы встретили колонну Баграмского разведбата, которая спешила на помощь в Джабаль-Уссарадж.

Солдаты и офицеры встретившихся колонн приветствовали друг друга поднятыми вверх автоматами, желая удачи боевым друзьям.

31.01.87г.

погиб Костя Снарский - сапер трубачей Сашки Белкина. По колено в керосине, проверяя трубопровод, Костя нашел свою мину...

Обстрел метров 500 севернее 10-й заставы. Во время боя подорван трубопровод. Горящий керосин залил трансмиссию 416-го танка. Сработала система ППО. Танк из боя не вышел. Обошлось...

*****************************

Афганистан 1979-1989